Лисистрата
Нарратология накопила достаточно трудов на тему режима повествования и фокализации хроникёра. Простейшее деление на нулевую, внутреннюю и внешнюю фокализацию хорошо известно любому, кто хоть раз брал в руки перо, вернее сказать, клавиатуру :):). Нынешняя литературная традиция советует обращаться к фокальному персонажу и не пытаться отстроить заново целый Рим – следовать классическому нарративу с «повествователем-богом». Ну, тут поспорить трудно, ибо брать пример с Лёвки Толстого, конечно, нужно, но пороху в пороховницах не у всех хватает.

Внутренний фокализатор, с одной стороны, и легче, но и сложнее, т.к. имеет массу подводных камней и ограничений для автора. Легкость этой манеры повествования заключена в субъективном взгляде на мир одного конкретного персонажа, в неполноте данных для интерпретации. Иными словами объём знаний читателя равен объёму знаний фокального персонажа. Любые огрехи автора можно списать на фокализатор. Фокальный персонаж не бог и, естественно, во многом заблуждается, интерпретирует события по-своему. Это приятность, и автор может махать большой бейсбольной битой в сторону критиков: «это не я, лошадь не моя, а фокального персонажа».
Ограничения, на первый взгляд, - ерунда. Умственное развитие нарратора, его речевой стиль, социальное положение и представление только тех событий, которым персонаж непосредственно становится свидетелем. Однако тут и прячется большая задница, и радостно вцепившийся зубами в своего хроникёра автор не замечает, как уже оказался непосредственно внутри ж… .
Фолкнер блестяще решил эту проблему, поэтому с лёгкостью использовал фокализатор умственно-отсталого. Если у нас имеется непосредственное, ключевое для сюжета взаимодействие двух главных персонажей с гигантской пропастью в образовании – фокальное повествование только одного из них абсолютно неприемлемо. Применять уже использованный приём, когда одни и те же события, реплики и восприятие времени рассматриваются по очереди с точки зрения каждого из героев, неохота, да и действие становится чересчур затянутым. Хорошо для философского романа или психологической драмы, но плохо для остросюжетного, динамичного текста. Джеку Лондону в начале «Мартина Идена» пришлось постоянно менять фокализатор: на события попеременно смотрит то Руфь, то Мартин. Его неловкость, мятая шляпа, страх своротить рояль, «Свайнберн» оттеняются сочувствующим, хоть и насмешливым взглядом Руфи и, в конце концов, самого автора. Фактически Лондон был вынужден спорадически менять нарратора: изначальное косноязычие и необразованность Мартина мешают автору писать картину в полную силу.
Однако, используя нулевую фокализацию, «всеведущий автор» вынужден заглядывать в головы всех своих героев. Объем знаний читателя больше объема знаний персонажей, что неприемлемо для детективного сюжета. И опять же поднимается вопрос стиля. При смешении фокализаторов непосредственно по ходу действия стилевые качели достигают почти резонансного размаха. С одной стороны персонаж, не знающий имени Шекспира, с другой – человек, имеющий учёную степень. Ритм прозы нарушается, текст выглядит рваным, неровным, корявым. Очевидный перебор. Толстому было хорошо: его непосредственно взаимодействующие герои были из одного социального слоя. Леди+леди. Солдат+солдат.
Фокал иль не фокал? Вот в чём вопрос… Непоследовательная организация нарратива – высший пилотаж, и периодически наделять фокализатор чертами «всеведущего автора» - очень и очень непросто... особенно если речь идёт о взаимодействии двух изначально несоприкасающихся миров. Стирается острота конфликта. С другой стороны, если не сглаживать, чередование внутренних монологов таких разных людей делают текст просто чудовищным…
Пошла листать Толстого.

@темы: окололитературное